Сорос: Брекзіт – це не кінець. Як Британія та ЄС зможуть об'єднатися

Новое Время 1

Экономическая реальность начинает потихоньку разрушать ложные надежды многих британцев. Год назад, когда с небольшим перевесом британцы проголосовали на референдуме за выход из Евросоюза, они поверили обещаниям желтой прессы и политиков, поддерживающих Брекзит, будто этот шаг не понизит стандарты их жизни. Действительно, в течение прошедшего года им удавалось сохранять эти стандарты, хотя многие семьи и начали влезать в долги.

Какое-то время все это работало, потому что рост бытового потребления домашних хозяйств стимулировал рост экономики. Но момент истины быстро приближается. По последним данным, опубликованным Банком Англии, темпы роста зарплат в Британии перестали поспевать за инфляцией, а значит, реальные доходы начали падать.

Поскольку в ближайшие месяцы эта тенденция сохранится, британцы уже очень скоро почувствуют, что стандарты жизни падают, им придется корректировать свои потребительские привычки. Но что еще хуже, они поймут, что перегружены долгами и начнут их погашать, еще больше сокращая объемы потребления, способствовавшего развитию экономики.

Если Тереза Мэй хочет остаться у власти, ей придется изменить подход к переговорам о Брекзите

Более того, даже Банк Англии совершил ту же ошибку, что и среднестатистическая семья: недооценил эффект инфляции, теперь ему предстоит догонять ее, проциклическим повышением процентных ставок. Это еще больше затруднит выплату долгов домохозяйствами.

Британцы быстро приближаются к переломному моменту, характерному для всех неустойчивых экономических тенденций. Я называю такие моменты «рефлексивностью»: причина и следствие взаимно формируют друг друга.

Экономическая реальность подкрепляется политической. Дело в том, что Брекзит – проигрышная идея, наносящая вред и Британии, и Евросоюзу. Результаты референдума, конечно, нельзя отменить, но люди могут изменить свое мнение.

По-видимому, именно это сейчас и происходит. Попытка премьер-министра Терезы Мэй укрепить свои позиции на переговорах с ЕС за счет внеочередных выборов закончилась плохо: она потеряла парламентское большинство и создала подвешенный парламент (ни у одной партии нет большинства).

Ключевая причина поражения Мэй – ее фатальное и ошибочное предложение обязать пожилых людей оплачивать значительную часть расходов на оказываемую им социальную помощь из собственных средств. Этот «безумный налог», как его принято называть, глубоко оскорбил людей старшего возраста – электоральное ядро Консервативной партии. Многие из них либо не пошли на выборы, либо поддержали другие партии.

Активное участие в выборах молодежи также стало важным фактором, способствовавшим поражению Мэй. Многие из них голосовали за лейбористов в знак протеста, а вовсе не из-за желания вступить в профсоюз или из-за поддержки лидера лейбористов Джереми Корбина (хотя он неожиданно провел очень впечатляющую предвыборную кампанию).

Позиция молодых британцев в отношении европейского общего рынка диаметрально противоположна позиции Мэй и сторонников «жесткого» Брекзита. Молодые люди стремятся найти хорошо оплачиваемую работу, как в Британии, так и в любой другой стране Европы. В этом смысле их интересы совпадают с интересами лондонского Сити.

Если Мэй хочет остаться у власти, ей придется изменить подход к переговорам о Брекзите. И есть признаки того, что она к этому готова.

Подойдя к переговорам, которые начнутся 19 июня, в примирительном духе, Мэй сможет достичь взаимопонимания с ЕС относительно дальнейшей повестки, а также договориться о сохранении членства в общем рынке на период, которого будет достаточно, чтобы завершить всю правовую работу. Это стало бы огромным облегчением для ЕС, отстрочив наступление того черного дня, когда выход Британии создаст огромную дыру в бюджете ЕС. Это была бы взаимовыгодная сделка.

Только выбрав такой путь, Мэй сможет убедить парламент проголосовать за все законы, которые нужно принять после завершения переговоров о Брекзите и фактического выхода Британии из ЕС. Возможно, ей придется отказаться от неосмотрительного альянса с Демократической юнионистской партией, объединившись вместо этого с шотландскими тори, выступающими за мягкую версию Брекзита. Мэй также придется искупить грехи консерваторов перед лондонским районом Кенсингтон, где на прошлой неделе при пожаре в жилой башне Grenfell Tower погибли, по меньшей мере, 30 человек, а может быть, и намного больше.

Если Мэй выберет такую платформу, ей удастся остаться во главе правительства парламентского меньшинства, поскольку никто больше не захочет занять ее место. Процедура выхода из ЕС займет еще как минимум 5 лет, а за это время пройдут новые выборы. Если все пойдет хорошо, Британия и ЕС смогут вновь захотеть пожениться, так и не закончив процедуру развода.

Перевод НВ

Copyright: Project Syndicate, 2017

Больше мнений здесь