Как Украина защищает свои интересы

Канал 24
Как Украина защищает свои интересы

Забавно, что ранее против этого закона высказалась и Россия, назвав его "актом этноцида". Забавно потому, что московский протест в Украине, по сути, не заметили. Война отучила Киев оглядываться на звучащие из России слова – и это самый наглядный итог всей той кампании, которую Кремль начал в 2014 году. А вот гневные окрики с западной границы для многих в Украине прозвучали неожиданно. И совершенно напрасно. Потому что это еще одна иллюстрация того, как достигается реальная независимость.

Аннексия Крыма и вторжение на Донбасс привели Украину к обретению субъектности. Страна, которая защищает саму себя, начинает проводить внешний контур. Тот самый, который становится общим знаменателем для самых разнородных числительных. У Украины появилась не только новая символика и не только новый пантеон героев. У нее появилось понимание собственных интересов – и необходимости эти интересы защищать.

Читайте також: Как Поклонская пошла против своих политических "создателей"

Собственно, аннексия Крыма и оккупация Донбасса как раз и стали ответом Москвы на выбор Украиной своего цивилизационного пути. Кремль привык считать, что его интересы не заканчиваются там, где заканчиваются российские границы. Но к этому же оказались не готовы и другие страны региона. Потому что все соседи Киева привыкли к тому, что на их границах расположено условное и аморфное. И теперь искренне негодуют, когда оказывается, что украинский контур касается не только российско-украинского участка границы. Им попросту непривычно осознавать, что их личное пространство заканчивается там, где начинается пространство другого. А линией размежевания служит государственная граница.

Претензии к Украине не могли не возникнуть. Они бы не появились лишь в том случае, если бы страна и дальше продолжала существовать в прежнем "гибридном" формате. Киев сам приучил Бухарест, Будапешт и Варшаву к собственной бессубъектности и бесхребетности. И теперь страна всего лишь проходит тот самый путь, который должен был стартовать в 1991 году.

Читайте також: 20 лет реформ, или почему Украина не Польша, а Польша – не Германия

Такая судьба ждет любое новое государство, которое начинает государственными локтями обозначать свою сферу интересов. И когда та же Беларусь обретет реальную, а не имитационную независимость – этот же путь придется пройти и ей. И нам остается лишь гадать, с какими соседями, помимо России, ей придется пройти через череду взаимных непониманий. И отдельный вопрос – будет ли в этом перечне Украина.

Возможно, Киеву было бы легче, если бы страна не медлила все эти двадцать три года. Если бы обретение субъектности происходило тогда, когда у власти в странах Восточной Европы были проевропейские политики. А не те, которые торгуют картинкой вчерашнего дня и разнообразными фантомными болями. Впрочем, лучше поздно, чем никогда.